Мы - из ДШБ

Мы - из ДШБ Из района сосредоточения колонна бронетранспортеров, самоходных артиллерийских и зенитных установок сначала двигалась по лесной дороге, изобилующей крутыми поворотами, подъемами и спусками, а затем под контролем заранее выставленных регулировщиков свернула на шоссе. Здесь скорость движения резко увеличилась. Часто попадающиеся навстречу иномарки, наоборот, почтительно притормаживали и старались держаться ближе к обочине. На лицах сидящих в них людей можно было увидеть всю палитру отношения нашего народонаселения к своим защитникам. Дети с восторгом что-то кричали, молодые люди призывного возраста тревожно вглядывались, девушки кокетничали, парни постарше смотрели немного снисходительно, мол, плавали, знаем, свое «оттрубили». Иногда встречались – как же в наше время без них – взгляды пустые, равнодушные и даже презрительные. Заместитель командира гранатометно-пулеметного взвода сержант Василий Лизунов старался их не замечать. Расправив больше, чем обычно, свои широкие плечи, смело подставив лицо встречному ветру, он отвечал улыбкой на улыбки, а один раз даже отдал честь старику, сидящему за рулем потрепанного, невесть откуда взявшегося «Москвича». Я твердо намерен подробнее рассказать о Василии в одном из своих будущих материалов. Пока лишь замечу, что это один из тех парней десантно-штурмового батальона морской пехоты Тихоокеанского флота, которые, отслужив срочную, подписали контракт на три года и являются реальной опорой отцов-командиров.

Вскоре колонна боевой техники свернула с асфальта и остановилась. Сквозь кроны деревьев просматривались знакомые очертания бухты, где предстояла погрузка на большие десантные корабли. Один из них уже приближался к берегу… Утро следующего дня началось для меня с грохота сапог на верхней палубе и мелькания силуэтов за стеклом иллюминатора. Догадываясь, что происходит, быстро одеваюсь и выхожу на палубу. Так и есть. Несмотря на то, что вчера до поздней ночи морские пехотинцы работали в твиндеке, закрепляя и обслуживая технику, сейчас некоторые из них в полной боевой выкладке уже стоят в строю. Командир десантно-штурмового батальона подполковник Евгений Калашников ставит им задачу…

Как быстро летит время… Евгения Николаевича и его брата-близнеца Константина я помню еще лейтенантами. В 1995 году, после окончания Дальневосточного высшего военного общевойскового командного училища, они сразу заявили о себе как офицеры, у которых нет сомнений относительно дальнейшей службы. А ведь именно в это время нашу армию и морскую пехоту в частности чуть ли не в массовом порядке покидали далеко не худшие ее представители. Благодаря Евгению, Константину и им подобным удалось сохранить преемственность и традиции элитного подразделения. Вскоре братья уже командовали ротами. В дальнейшем их жизненные пути разошлись. Константин перевелся на другое место службы, Евгений дорос до начальника штаба батальона, поступив с этой должности в академию…

В руке у командира ДШБ – пистолет-ракетница. Я точно знаю – неоднократно в этом убеждался, – что изготовлена она во время Великой Отечественной войны или даже раньше. Воображение тут же рисует картину: окоп, офицер с обветренным лицом стреляет из ракетницы в направлении врага и – атака… Кто знает, может быть, именно из этой конкретной ракетницы, которую держит сейчас подполковник с замечательной фамилией Калашников, фронтовик и стрелял… За плечами бойцов, стоящих в строю, – ротные пулеметы. У одного – переносной зенитный комплекс «Игла». По команде они бегут вдоль левого борта и занимают огневые позиции у лееров. Спустя пару секунд пулеметчики по команде дружно открывают огонь по сигнальной ракете, имитирующей воздушную цель. Следующая ракета зависает с правого борта. Стрелки меняют огневые позиции. Затем, согласно новой вводной, они бегут на корму корабля. Отвесные трапы при этом преодолевают лихо, как заправские «морские волки»…

– В данный момент, – поясняет мне ситуацию начальник штаба ДШБ майор Сергей Надежин, – наши силы и средства ПВО находятся в готовности номер один. Отрабатывается перенос огня с одного борта на другой, с бака на корму. До этого готовили личный состав к несению вахты по противодиверсионной обороне. После прибытия в назначенный район корабль встанет на якорь, и такую вахту будем нести непрерывно… Сергей Викторович, кстати, прервавший отпуск ради учения, тоже выпускник ДВОКУ. Все четыре курсантских года он мечтал о спецназе. Много прыгал с парашютом. Как высокую награду воспринял разрешение носить на последнем курсе десантные эмблемы. Когда выяснилось, что распределения в спецназ не будет, естественно, выбрал морскую пехоту, где стажировался. О чем не жалеет. Служба в десантно-штурмовом батальоне тяжела и интересна. Один поход в Индийский океан чего стоит. Именно там, кстати, морские пехотинцы воочию убедились, что пираты, которые сродни террористам и диверсантам, бывают не только в романах и приключенческих фильмах…

– Однажды танкер, на котором находилась наша группа во главе со старшим лейтенантом, а ныне капитаном Денисом Бухановским – заместителем командира ДШБ, по объективным причинам оказался на приличном удалении от отряда кораблей, – вспоминает майор Наде-жин. – Вдруг на волну радиостанции танкера кто-то вышел с требованием застопорить ход и немедленно принять на борт людей. «С какой целью?» – спрашивает капитан танкера. С приближающегося на большой скорости и немалых размеров катера отвечают: «У нас на борту раненые. Требуется срочная медицинская помощь, вода и питание…» В общем, обычная уловка пиратов, рассчитанная на милосердие нормальных людей. Денис Николаевич, находившийся на ходовом мостике, правильно оценил обстановку и дал команду «В ружье!». Морские пехотинцы заняли огневые позиции. Увидев на палубе танкера людей в камуфляже и с автоматами, те, кто был на катере, резко поменяли планы. «Куда же вы? Мы готовы оказать вам помощь!..» – радировали им вслед русские моряки. В ответ – молчание… Насколько мне известно, более 30 случаев нападения пиратов на гражданские суда произошло в Индийском океане, когда мы были там. Нашим танкером они больше не интересовались… Кстати, сегодня, как вы поняли, мы стреляем холостыми патронами. На боевой службе эти же задачи отрабатывали штатными боеприпасами. Матрос Александр Сафонов, как сейчас вижу, умудрялся попадать из пулемета точно в сигнальную ракету. Даже вертолетчики, стоявшие на палубе, восхищались…

За двое суток, проведенных в море на большом десантном корабле «Пересвет», майор Надежин еще не один раз с удовольствием рассказывал мне о батальоне. Желание через военную прессу морально приподнять лучших его представителей выдавало в начальнике штаба сына офицера-политработника. Подполковник запаса Виктор Иванович Надежин возглавляет сейчас ветеранскую организацию дивизии морской пехоты. Да и сам Сергей Викторович, как выяснилось, начинал службу в ДШБ с должности заместителя командира роты по воспитательной работе… Ну почему, задаю я себе вопрос, некоторые командиры стыдятся общения с журналистами? Что мешает использовать прессу для морального поощрения подчиненных? Зачем выдумывать какие-то новые формы поощрения, когда есть средства массовой информации?
– Вот вы, я обратил внимание, сфотографировали водителя бронетранспортера, на котором выдвигались в район сосредоточения для посадки.

– Да, командир взвода его отрекомендовал…
– Скажу больше: матрос Руслан Сметанюк не только лучший водитель роты, фактически он выполняет обязанности старшего техника… Про таких в народе говорят: золотые руки. Представьте картину: заходит в бокс старший начальник и видит на брезенте аккуратно разобранный двигатель, поршни рядком лежат. Немая, как говорится, сцена. Объяснили: «Во время марша перегрелся двигатель, нужна замена цилиндра. Отправлять двигатель на завод – долго и дорого. Матрос Сметанюк все на месте сделает. У него даже собственное устройство для демонтажа цилиндров есть…» – «Он, что у вас – ремонтник?» –«Нет, простой водитель…» Через три дня машина была исправна… Такие люди, на мой взгляд, всегда очень нужны армии. Надеюсь, Руслан не изменит своего желания остаться на контрактную службу и совмещать ее с учебой в институте. И еще. Не хотел об этом говорить, но все-таки скажу. В поддержку решения министра обороны сохранить дисциплинарные батальоны. Начиная службу в батальоне, матрос Сметанюк совершил серьезный проступок, был осужден. Окажись он в колонии, а не в дисбате, – потеряли бы для армии человека…

– А сейчас у вас нет к нему никаких замечаний?
– Ни малейших. Вся его последующая служба в десантно-штурмовом батальоне доказала: человек на вер-ном пути… Вы знаете, я с огромным уважением отношусь к представителям любых военных специальностей. Но все-таки ДШБ – это особое подразделение. Оно формирует личность, проверяет ее на прочность, цементирует характер на всю жизнь… Вот еще один характерный пример. Есть у нас во взводе связи старший матрос Вениамин Петровский. Тонкая натура, прекрасно рисует, закончил в свое время художественную школу. После призыва на службу в учебном отряде овладевал не менее тонкой наукой приготовления пищи. Однако, волею судеб оказался у нас. Связисту ведь, как и художнику, тоже усидчивость нужна… Однако до поры до времени Вениамин ни в какую не хотел мириться с новой специальностью. Все пытался в повара перебраться. И продолжалось это… до первого прыжка с парашютом. Теперь, говорит, службы своей без ДШБ не представляет. Было бы очень хорошо, чтобы и старший матрос Петровский в будущем стал контрактником…

Я согласен с начальником штаба: десантно-штурмовой батальон – это не просто элитное подразделение. Это – метка на всю оставшуюся жизнь. Знак качества. Высшая проба. Примеров тому – масса, все не перечесть. Но один из них невозможно не вспомнить. Назови дату 18 февраля 1995 года любому из тех, кто в разные годы служил или продолжает служить в ДШБ, и каждый поймет, о чем идет речь. Несколько часов на окраине Грозного длился в этот день тяжелый, кровопролитный бой с задачей ликвидировать устроивших засаду боевиков и эвакуировать тела погибших товарищей. Матросов срочной службы к бою не допускали. Под огонь шли офицеры, прапорщики, контрактники. Многие из них были тяжело ранены, некоторые убиты. Каждый год 18 февраля у мемориала, на плитах которого высечены фамилии всех погибших на Северном Кавказе морских пехотинцев ТОФ, собираются ветераны ДШБ. Слушая их выступления, стоящие в строю молодые бойцы взрослеют на глазах…

…По словам находившегося на борту корабля подполковника Олега Кацана, награжденного орденом «За заслуги перед Отечеством» и «Мужества», традиции десантно-штурмового батальона по-прежнему крепки. Доказательство тому – батальонное тактическое учение, которое готовил и проводил выпускник академии подполковник Евгений Калашников. Никаких послаблений, случавшихся ранее из-за нехватки топлива, допущено не было. Три дня напряженного, на грани человеческих возможностей, труда. Рыли и оборудовали окопы, землянки и затем совершили марш, погрузились на корабль, с которого десантировались и захватили плацдарм, выполняя стрельбу штатными боеприпасами. Одна рота из трех действовала в составе тактического воздушного десанта…

Десантирование проводилось в рамках стратегического командно-штабного учения. Накануне я поинтересовался, а почему именно ослабленная новичками рота старшего лейтенанта Кривякина выбрана для нанесения первого и самого трудного удара по «противнику». Оказалось, что причина – в самом Кривякине и подчиненных ему офицерах. Несмотря на относительную молодость – Александр окончил Дальневосточное высшее военное командное училище в 2005 году – он уже зарекомендовал себя грамотным, решительным, инициативным командиром. Кстати, интересная деталь из биографии старшего лейтенанта: службу он начинал в батальоне сокращенного состава, но, проявив настойчивость, добился перевода в ДШБ, развернутый до полного штата.

При подходе к берегу разом завелись полтора десятка двигателей, открывались створки корабля. Желание у всех было только одно: вперед, и как можно быстрее выполнить учебно-боевую задачу. Опорный пункт «противника» был взят с ходу. Закрепившись на выгодных рубежах, десантно-штурмовая рота старшего лейтенанта Кривякина отразила контратаку, а затем, с подходом другого корабля к берегу, продолжила наращивание успеха и в ходе преследования противника разгромила его.

В. Аньков

Другие статьи


Новости

 
День морской пехоты отпраздновали в Нижнем Новгороде

27 Ноября 2018

 
 
Турнир по боевому и спортивному самбо прошел в Нижнем Новгороде

26 Ноября 2018

 
 
День морской пехоты отметят в Нижнем Новгороде

26 Ноября 2018

 
Все новости


Подписка на новости


Рубрики

Последние статьи

 
Первый командир полка морской пехоты Краснознаменного Черноморского флота

Рубрика: Они служили в морской пехоте

 
 
Философия жизни – Дзёсинмон Шорин-рю или Школа Непоколебимого Духа

Рубрика: Это интересно

 
 
Рядом с вами «черные бушлаты»

Рубрика: Они служили в морской пехоте

 

 


При перепечатке или использовании редакционных материалов в электронных СМИ ссылка на «Морской пехотинец» обязательна.


Редакция не несет ответственности за содержание и достоверность информации в рекламных материалах.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с мнением авторов. Ответственность за достоверность опубликованных сведений несут авторы.

© Союз «Маринс Групп»

Разработка сайта

Почтовый адрес редакции:


129110, г. Москва, Суворовская пл., д. 2, Культурный центр ВС РФ им. М. В. Фрунзе, офис 316.

(495) 608-94-37, (495) 971-45-54

E-mail: redaktor@mpeh.ru

По вопросам размещения рекламы на сайте

морпехи | морская пехота | морские пехотинцы | союз маринс групп
Наши партнеры
Морская пехота России БГАРФ Боевое братство журнал Служба и служение