Мужская работа

У него лицо волевого, мужественного человека, в котором сразу, будь он даже в самой цивильной одежде, безошибочно определишь военного человека. Причем офицера особого склада и характера, о которых говорят «боевой». Он весь будто сжатая пружина, готовая в нужный момент распрямиться и нанести противнику разящий удар. А еще в нем чувствуется какая-то мужская надежность и сила.

Два месяца первой Северо-Кавказской войны оставили в жизни офицера глубокий, неизгладимый след. На его парадной тужурке появился орден Мужества, а в теле –два осколка, которые врачи госпиталя так и не стали извлекать.

– Не ты первый, не ты последний, – сказал оперировавший Николая хирург. – Знаешь, сколько таких «подарков» после войны носили в своих телах ветераны! Благодари Бога, что мина не разорвалась чуть ближе. Тебя, наверное, мать в рубашке родила.

Он, командир десантно-штурмовой роты в составе сводного полка Тихоокеанского флота, был отправлен на Северный Кавказ. Позади Владивосток, поселок Славянка, родная 55-я дивизия. Впереди – бои, смертельная опасность, грязь, пот, кровь… Первые уроки, первые победы, первые потери.

– Нашей задачей было взятие двух высот, – рассказывает Николай, – одна из них, это я запомнил на всю жизнь – 351,1. На ней находилась хорошо укрепленная точка с пулеметом и АГСом, откуда просматривалось все близлежащее пространство. Она-то и стала главным препятствием в продвижении роты.

В лоб, да тем более днем, при хорошей видимости, высоту не взять без серьезных потерь. Командир ДШР решил действовать ночью: скрытно выдвинуться к опорному пункту и, используя предутренний туман, внезапно напасть на «духов». Рота осталась на своей позиции, а выделенный взвод получил задачу уничтожить опорный пункт.

…Умело используя складки местности и туман, морские пехотинцы сумели незаметно подкрасться к «духам». Первостепенным и самым важным было уничтожить дежурное огневое средство. В предутренний час пулеметчик подремывал. Одного точного удара ножа хватило, чтобы боевик уснул навеки. Но это было только начало. Теперь предстояло уничтожить расчет АГС. Морские пехотинцы уничтожили троих спящих у гранатомета боевиков. Остальных, спавших в небольшом блиндаже, забросали гранатами. Всего было уничтожено восемь бандитов. ДШР под командованием старшего лейтенанта Дуплика двинулась дальше. После взятия высоты роте поставили задачу двигаться в район населенного пункта Агишты.

– Слева от нас продвигались балтийские морские пехотинцы, – вспоминает Дуплик – у каждой роты задача дня – взятие одной из высот. Схема действий была отлажена. Мы берем высоту, закрепляемся, оставляем там взвод, который просматривает и контролирует единственную дорогу. По ней идут внутренние войска и начинают зачистку населенных пунктов…

То есть, морские пехотинцы были первопроходцами, выбивая боевиков с главенствующих высот. Что значит быть на войне первопроходцами, понятно даже школьнику.

– К сожалению, я не смог дойти до Видино, – говорит Дуплик. – В одном из боев получил осколочное ранение в спину. Потерял сознание.

Вертолетом отправили во Владикавказ, и уже оттуда ИЛ-76 раненого морского пехотнца доставил в Екатеринбург. Врачебный консилиум решил оставить два осколка в теле офицера. Один из них – 12 на 6 мм, второй поменьше. Третий, наиболее опасный, извлекли. Через месяц офицер на поезде отправился во Владивосток.

…Подразделения, которыми командовал Николай, будь они в Клайпеде на БФ или Славянке на ТОФ, числились в передовых. Служил Дуплик на совесть (ему было досрочно присвоено звание капитан) и потому на его просьбу перевести поближе к дому командование соединения отнеслось с пониманием. Война отодвинула, но не перечеркнула эти планы. Правда, когда пришел приказ о его переводе в Новороссийск, Дуплика там уже не ждали: слишком много времени прошло. И пришлось боевому морскому пехотинцу с августа 1995 года перебиваться на различных должностях. Благо, что как участнику боевых действий, орденоносцу ему выделили жилье.

Когда Дуплику предложили должность заместителя командира Темрюкского батальона морской пехоты, он согласился, не раздумывая. Рад был заняться любимым, крайне нужным делом. Рады в батальоне были и ему, офицеру с боевым опытом, который в 1991 году, после окончания Алма-Атинского высшего общевойскового командного училища имени маршала Советского Союза И. С. Конева, попал на должность командира взвода в 9-й гвардейский полк береговой обороны, находившийся в Клайпеде. Литва к тому времени кипела сепаратистскими страстями и, по сути, была горячим регионом Советского Союза. Уже тогда морские пехотинцы ощутили «гостеприимство» Прибалтики.

В 1993 году 3-ю дивизию береговой обороны расформировали, и Н. Дуплика с самого запада развалившейся страны перевели на самый ее восток, на Тихоокеанский флот, в 55-ю дивизию морской пехоты на должность командира десантно-штурмовой роты.

В Темрюке он был уже зрелым офицером. За плечами Николая Дуплика была горячая Прибалтика, суровый и необъятный Дальневосточный край, кровавый Северный Кавказ… Офицер многое сделал для выучки личного состава, совершенствования учебной и материальной базы, профессионального роста морских пехотинцев.

Видя его боевитость и старание, начальник штаба НВМБ, когда появилась вакансия, предложил Николаю должность командира отряда специального назначения.

Есть в этом деле своя специфика, но Дуплику она отчасти уже была знакома, ведь в свое время он, хороший спортсмен, боксер, волейболист, пловец, окончил курсы ДОСААФ и имел соответствующие корочки, представление и даже навыки работы под водой в акваланге. Словом, офицер согласился с предложением, а для получения соответствующей профессиональной подготовки был направлен в Санкт-Петербург, где, отучившись на курсах, получил специальность легководолаза. Ему официально присвоили квалификацию «офицер-водолаз». Но и этого максималисту Дуплику показалось мало. Он продолжил обучение и в Севастополе сдал экзамены еще и главному водолазному специалисту ЧФ.

– Командир должен быть компетентен во всем, – убежден Николай Дуплик. – Я обязан на самом высоком уровне и, в случае необходимости, лично выполнять поставленные задачи, а, кроме того, грамотно обучать подчиненных. Делать это может и должен только профессионал. В специальной подготовке, особенно в нашем деле, мелочей не бывает. Глубина и специфика службы ошибок не прощает.

Отряд подполковника Дуплика немногочислен. Зато огромна география его действий, совпадающая с зоной ответственности Новороссийской ВМБ. Это, по сути дела, все побережье Краснодарского края, начиная от берегов Азовского моря до районов, граничащих с Абхазией.

В. Пасякин

Другие статьи


Новости

 
Кинокомпания «Союз Маринс Групп» в гостях у вдовы Марии Третьяк

20 Апреля 2017

 
 
Конференция «Армия России в 1917 году – взгляд из 2017 года»

6 Апреля 2017

 
 
Кинокомпания «Союз Маринс Групп» поздравила вдов военачальников с международным женским днем

30 Марта 2017

 
Все новости


Подписка на новости


Рубрики

Последние статьи

 
Мужская работа

Рубрика: Офицер XXI века

 
 
Первый командир полка морской пехоты Краснознаменного Черноморского флота

Рубрика: Они служили в морской пехоте

 
 
Философия жизни – Дзёсинмон Шорин-рю или Школа Непоколебимого Духа

Рубрика: Это интересно

 

 


При перепечатке или использовании редакционных материалов в электронных СМИ ссылка на «Морской пехотинец» обязательна.


Редакция не несет ответственности за содержание и достоверность информации в рекламных материалах.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с мнением авторов. Ответственность за достоверность опубликованных сведений несут авторы.

© Союз «Маринс Групп»

Разработка сайта

Почтовый адрес редакции:


129110, г. Москва, Суворовская пл., д. 2, Культурный центр ВС РФ им. М. В. Фрунзе, офис 316.

(495) 608-94-37, (495) 971-45-54

E-mail: redaktor@mpeh.ru

По вопросам размещения рекламы на сайте

морпехи | морская пехота | морские пехотинцы | союз маринс групп
Наши партнеры
Морская пехота России БГАРФ Боевое братство журнал Служба и служение