Командир взвода МП на войне, где нет линии фронта

Командир взвода МП на войне, где нет линии фронта Положенный срок первого контракта после училища майора Петра Пинчука истек совсем недавно. Пять лет офицерской службы пролетели как один день. Хотя, если рассказывать, как все было, и суток и не хватит. Тогда, летом 2002-го, гвардейская бригада морской пехоты Каспийской флотилии ждала большое лейтенантское пополнение. Кому-то из командиров взводов пришел срок принимать роты, кому-то списываться «вчистую» по состоянию здоровья. Взрыв на параде в Каспийске в День Победы, подлый, вне законов войны и морали, добавил вакансий в списки офицерского состава боевой бригады...

Жизнь и служба не останавливается ни на мгновенье. Павших, как положено, помянут родные и друзья, раненых и больных – в госпиталь. Тем, кому дорога на повышение, на курсы да в академии, скажут добрые слова в напутствие. Боль от потерь спрячь, морпех, глубоко в сердце: надо делать свою работу, которую за тебя никто не сделает. Там, в горах Чечни, все время находится горно-морской батальон. Здесь, на Каспии, постоянно проходит боевая подготовка по предназначению сил первого броска. За борьбу с бандитами морским десантникам честь, и слава, и награды. А за все разделы по тактике действий морской пехоты предстоит отчитываться на самом высоком уровне. Погрузка-выгрузка бронетехники на десантные корабли на воздушной подушке, бой за высадку на необорудованное побережье – и еще сотни специфических вопросов, без коих морской десантник – обычный мотострелок.

За первый год лейтенант Петр Пинчук безошибочно научился различать ДКВП типа «Джейран» от «Кальмара» и поучаствовал в нескольких учениях. Или, как говорили старшие и бывалые товарищи, прошел полную акклиматизацию. Весной 2003 года пришел его черед отправляться на смену оседлавшим горные перевалы ротам морского десанта. Все выглядело до предела буднично. Вначале довели приказ, потом – положенные 24 дня интенсивной боевой учебы по 10–12 часов и днем, и ночью. Первозданный край, юго-восток Чечни… Горы да леса – непролазная грязь. На востоке проходит граница с Дагестаном, на юге  – с Грузией. Тысячи незаметных тропок ведут отсюда во всех направлениях. При желании здесь легко укроется целая армия. А владеющие диверсионным искусством боевики смогут воевать с противником, превосходящим силами.

…Где-то здесь, на обильно покрытых дикими лесами горных склонах, 170 лет назад поручик Тенгинского пехотного полка Михаил Юрьевич Лермонтов вместе со своей «летучей» – мобильной – командой охотников-казаков схлестывался в скоротечных схватках с воинами Шамиля. Полкового командира легко можно было понять. Кто, как не вольнодумный поэт, в доопальном прошлом гвардеец-кавалерист, наилучшим образом подходил для данной роли? Впрочем, император Александр I своим повелением отменил решение местного кавказского начальства. Мол, поставить стихоплета «во фрунт» – пусть осознает все прелести строевой службы. Такая вот история… Действительность была куда прозаичней исторических миниатюр. Первым делом приняли от предшественников обстановку. Лейтенант Пинчук как командир гранатометно-пулеметного взвода определил свои расчеты по всем заставам и опорным пунктам. В напарники ему определили еще одного командира взвода – лейтенанта Валерика Сулейманова, вчерашнего выпускника гражданского института. Командование сразу предупредило: вчерашний студент  – парень не робкого десятка, но его офицерская подготовка явно слабая. Словом, учи, лейтенант, другого лейтенанта. Так и запряглись в одну упряжку. Ночи делились пополам: один отдыхает, второй проверяет посты. А наутро начиналась изнурительная боевая работа.

Лейтенантское братство на войне внешне неброско: здесь подстраховал в службе, здесь помог в бою. Дружили крепко, сцементированные одной опасностью. Давно уже майоры да капитаны его друзья Евгений Жигун, Евгений Баранов, Дмитрий Гавриленко, Виталий Трегубов. Военврач Александр Дацук (над ним еще шутили мол, Саша, с твоей богатырской комплекцией надо было идти в спецназ, а не в эскулапы) сейчас в адъюнктуре военно-медицинской академии в Санкт-Петербурге. Ратный труд лишен внешнего эффекта, пороховую гарь на войне с лихвой перебивает запах солдатского пота. Колонны техники невозможно было отправлять без инженерной разведки. Танки, машины, бронетранспортеры движутся медленно за морскими пехотинцами, идущими в пешем порядке. Взгляд «черного берета» пристален, он ловит все мелочи – то ли тоненькая травинка на дороге лежит, то ли провод дистанционного управления фугасом. Пятнадцать километров в одну сторону на пределе внимания, пятнадцать – обратно. Лес каждое мгновение может выстрелить огнем скрытой засады. Для предотвращения нападений десантники-каспийцы сами прочесывали тропы, ущелья, заросли, горные склоны в поиске вражеских «заимок» да позиций для внезапного нападения. Сколько верст так пройдено – не считано.

Командир инженерно-саперного взвода лейтенант Александр Санников подчас сетовал. Миноискатели рассчитаны на поиск потаенной смерти на глубинах до 20–30 сантиметров. Разработана, говорят, более совершенная аппаратура. Да где она – пока найдут деньги и закажут ее в производство для армии, стольких людей еще потеряем… Саша придумал более простой способ повысить «чувствительность» техники. Милиционеры, расположившиеся неподалеку, привезли с собой служебных собак, обученных на поиск взрывчатки. Сапер по великому блату и за универсальный «презент» выпросил щенка от обученной по премудростям кинологии овчарки. Да только вырастить и выучить его не успел. Боевики устроили за ним настоящую охоту. На одной из радиоуправляемых мин-ловушек Санников и подорвался вместе со своим сапером.

Последняя точка в судьбах лейтенанта и матроса оказалась одна на двоих. Начали уже на свой лад обустраиваться. Благо леса  – великолепного бука  – было в избытке. Морпех родом с Севера из подручного материала, в достатке здесь растущего, обшил изнутри жердинами землянки да парную в самодельной баньке. Научились готовить в полевых кухнях так замечательно, что гости из соседних частей по-доброму завидовали. А чего завидовать? Все ведь получалось как в том анекдоте, просто заварки для хорошего чая не надо жалеть. Война здесь идет без линии фронта, на терпение и внимательность, на воинское счастье. Боевики направляли против каспийцев группы опытных подрывников. А те знали свое дело. Уповать сверх меры на технику не следует. Та же аппаратура подавления сигнала на подрыв радиоуправляемого фугаса весьма капризна, в полевых условиях часто дает сбои. Один из легкобронированных тягачей, оснащенный подобной аппаратурой, первым и подорвался на подобной мине. От взрыва сорвало башню, механика-водителя матроса Подсосова взрывной волной выбросило на много метров в сторону. Парень обгорел до неузнаваемости, умирал тяжело. Обидно, ведь еще в училище говорили о новейшей разработке – термозащитном костюме для танкистов, способном выдерживать колоссальные температуры. До войск что-то они никак не дойдут. Позже морские пехотинцы своими руками построят небольшой памятник.

Так и завершился год тихой войны, где в ответ на взрыв и гибель товарищей и не ответить автоматной очередью – вокруг зеленой стеной лишь лес. Пришел срок на замену. Дальше начиналась уже другая жизнь. Все положенные отпуска сложились вместе, получилось почти пять месяцев. Первым делом поехал на родину, в Амурскую область. Отец к тому времени был заместителем районной администрации и очень переживал за сына: еще нет и 25, а у него уже седина. Лейтенанты на войне взрослеют рано, белый снег запорошил голову Петра после того, как на его глазах боец потерял ногу…

После отпуска для него и друзей начались иные испытания. Многие молодые офицеры пошли на повышение. Другие подались на гражданку, как только истек срок контракта. Офицер, морской пехотинец, с опытом боевых действий востребован в службе безопасности любой фирмы. Петр Пинчук еще какое-то время послужил в Каспийске. Потом в одночасье командование решило: засиделись вы, товарищ старший лейтенант, во взводных, перезрели на первичной должности, пора уже узнать вкус настоящей ответственности. Словом, принимайте роту в отдельном батальоне, но в Астрахани.
– Роптать на судьбу мне нечего, все пусть и трудно, непросто, но своим чередом. Появилась семья, в декабре родился сын, назвали Василием. Радость радостью, но недешевое нынче дело – обзаводиться детьми. Сейчас понимаю своих знакомых, кто после рождения второго ребенка увольнялся в запас. Надо было просто зарабатывать деньги. Недавно был назначен заместителем командира батальона, – капитан Петр Пинчук говорит спокойно, внешне скрывая переживания. Все в порядке. Только до сих пор снится тот горный край.

А. Чеботарев

Другие статьи


Новости

 
День морской пехоты отпраздновали в Нижнем Новгороде

27 Ноября 2018

 
 
Турнир по боевому и спортивному самбо прошел в Нижнем Новгороде

26 Ноября 2018

 
 
День морской пехоты отметят в Нижнем Новгороде

26 Ноября 2018

 
Все новости


Подписка на новости


Рубрики

Последние статьи

 
Военизированный лагерь «Дельфин» принимал нижегородских школьников

Рубрика: Вести общественных организаций

 
 
Мужская работа

Рубрика: Офицер XXI века

 
 
Первый командир полка морской пехоты Краснознаменного Черноморского флота

Рубрика: Они служили в морской пехоте

 

 


При перепечатке или использовании редакционных материалов в электронных СМИ ссылка на «Морской пехотинец» обязательна.


Редакция не несет ответственности за содержание и достоверность информации в рекламных материалах.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с мнением авторов. Ответственность за достоверность опубликованных сведений несут авторы.

© Союз «Маринс Групп»

Разработка сайта

Почтовый адрес редакции:


129110, г. Москва, Суворовская пл., д. 2, Культурный центр ВС РФ им. М. В. Фрунзе, офис 316.

(495) 608-94-37, (495) 971-45-54

E-mail: redaktor@mpeh.ru

По вопросам размещения рекламы на сайте

морпехи | морская пехота | морские пехотинцы | союз маринс групп
Наши партнеры
Морская пехота России БГАРФ Боевое братство журнал Служба и служение