Служить Родине в морской пехоте большая честь

Служить Родине в морской пехоте большая честь Когда смотришь фильмы, читаешь книги, статьи, слушаешь радио, встречаешься с ветеранами-тихоокеанцами морской пехоты, поневоле гордишься успехами молодого поколения морских пехотинцев, наших наследников, продолжателей дела тех, кто был и навсегда останутся первыми. Морские пехотинцы не посра-мили славу предков, с честью выполняли свой долг в годы Великой Отечественной войны и послевоенное время, неся боевое дежурство на разных широтах Мирового океана. Отстаивая целостность российского государства, они мужественно сражались с бандитскими формированиями на Северном Кавказе. Ветераны уверены: если потребуется, морские пехотинцы всегда готовы выполнить свой священный долг по защите Отечества. Я вспоминаю службу в морской пехоте как лучшие годы моей жизни. Думаю, каждый, кому выпала честь служить в морской пехоте, гордится этим. Скажу прямо: не все было гладко, красиво и уютно как сейчас, но матросы и офицеры делали все, чтобы выполнить поставленные Родиной перед нами задачи. Началом создания соединения был 1967 год. В это время вспыхнула война на Ближнем Востоке между Израилем и Египтом, бурлила Европа, крайне неспокойно складывалась обстановка на Дальнем Востоке, где соседи претендовали на наши земли. Но послевоенное поколение не боялось трудностей. Девиз «Раньше думай о Родине, а потом о себе» был и нашим лозунгом.

Вспоминаю, когда перед выпуском в Киевском танковом училище, где я учился, дошла информация, что отбирают офицеров для службы в морской пехоте, туда устремились многие. Но отобрали четверых. Двух на Балтику, и двух на Тихоокеанский флот. Среди них оказался и я. Мы с Василием Харкуном получили направление для прохождения службы на Дальний Восток. В конце августа 1967 года я вылетел к месту службы. Владивосток встретил пасмурной, дождливой погодой. Прибыл в Управление кадров ТОФ, откуда меня направили в управление БРАВ для собеседования с последующим назначением на должность. В коридоре сидело несколько офицеров в звании от лейтенанта до подполковника. Все дожидались приема у начальника БРАВ полковника В. Чиркова. Некоторые были вместе с семьями. Пройдя собеседование, офицеры здесь же получали предписание для убытия к новому месту службы. По вызову я зашел в кабинет, представился. За столом сидел плотного телосложения полковник. Усы придавали ему грозный вид. Он, листая личное дело, заговорил басом: «Садитесь, лейтенант Попович». После беседы В. Чирков промолвил: «Служить будете в 390-м полку морской пехоты, в батальоне плавающих танков. Он дислоцируется в поселке Славянка. Туда доберетесь с товарищами на катере, с 36-го причала». Погода была пасмурной. Тем не менее для лучшего обзора я уселся на верхней палубе и внимательно всматривался в разбросанные на сопках дома бухты Золотой Рог. Поразило множество военных кораблей и гражданских судов, находящихся в бухте. Наш катер быстро набрал скорость. Рядом сел подполковник в морской форме, весь в орденах и медалях (я видел его на собеседовании у В. Чиркова). Мы разговорились.

Переночевав в гостинице, я прибыл в штаб 390-го пмп. После короткой беседы с подполковником П. Гомоном я понял, что служить буду в другой части, так как он сказал: «Вас ждет для беседы командир вновь формируемого 106-го пмп». Тогда у входа на территорию 390-го полка стояло деревянное здание, где временно располагалось командование формируемого полка. Дежурный по штабу провел меня к командиру. Я зашел, представился. За столом сидел уже знакомый мне подполковник, с которым следовали на катере в Славянку. «Не смущайтесь, – вдруг заговорил он. – Я подполковник Маслов, командир вновь формируемого 106-го полка морской пехоты». Я доложил подробно о себе, а он поведал, что служил в морской пехоте на Балтике и назначен командиром полка формируемой 55-й дивизии морской пехоты. Так я впервые официально узнал, что формируется единственная в составе ВМФ дивизия морской пехоты. Тогда хранить секреты умели… В заключениу он сказал, что, если я не возражаю, служить буду в 106-м пмп, постоянное место дислокации которого будет в г. Владивосток. Я согласился и был направлен в формируемый танковый батальон, заместителем командира роты. В 390-м полку, как, впрочем, и в танковом батальоне майора Я. Гривнака, на базе которого мы формировались, был идеальный порядок и чистота, жили строго по уставу, матросы приветствовали друг друга, выполняли воинское приветсвие. Командовал полком полковник Саватеев, будущий заместитель командира соединения морской пехоты.

Большинство офицеров и личного состава на формирование 106-го пмп прибыло из сухопутных войск, часть переведено из 390-го полка. Офицеры батальона были опытные, знающие специалисты, мастера своего дела. Среди них: П. Войтко, В. Сорокин, В. Хазов, В. Фисенко, В. Герасимович, В. Тропотяга, Ю. Сверчков, Л. Горев, Н. Александров, В. Деревяга и многие другие. Большинство из прибывших матросов срочной службы были старше нас, молодых лейтенантов, таких как: В. Пилипенко, Г. Лапаев, В. Хлопов. В армии и на флоте шла реформа. Большая часть матросов и сержантов дослуживала трехгодичный срок, а вновь призванным предстояло служить два года. Однако взаимоотношения между матросами, сержантами и офицерами были уважительными, уставными. Мы тогда не знали, что такое неуставные взаимоотношения между военно-служащими срочной службы, самовольные отлучки и пьянство. До поступления новой техники нам выделили три учебных танка. И с первых дней службы на полигоне в Бамбурово началось слаживание экипажей, дневное и ночное вождение, стрельбы, тренировки посадки и высадки на десантные корабли. В конце октября 1967 года ночью на железнодорожную станцию Бамбурово, прибыл эшелон с новой техникой (Т-55). Его сопровождал зампотех батальона старший лейтенант В. Сорокин. Мы получили 30 новых машин. После разгрузки, технику сосредоточили на полигоне и стали готовить для передислокации во Владивосток.

В один из осенних дней 1967 года батальон был поднят по тревоге, погружен на десантные корабли и передислоцирован во Владивосток. Меня с экипажем вышедшей из строя учебной машины оставили для ее восстановления. Через несколько дней машину удалось восстановить. Поступила команда прибыть в район поселка Рыбачий для погрузки на малый десантный корабль (мдк). В заданный район мы прибыли вовремя, однако корабль из-за непогоды пришел только через неделю. Дожидаясь мдк, почти неделю жили без продуктов, но не унывали. Нам всячески помогали местные жители. После погрузки на корабль мы приняли душ и нас досыта накормили. Однако штормовая погода мешала выгрузке в назначенном пункте, и мдк ошвартовался на Русском острове. На командном пункте собрались флотские офицеры. Они желали посмотреть танк в действии. Я доложил комбригу, что кругом асфальт, могут быть последствия, но он настаивал. Я здесь же набрал нужную волну на радиостанции, связался с экипажем и пояснил, в чем суть вопроса, мол, не посрамите морских пехотинцев, и дал команду на выезд. Экипаж был опытный. Сразу после открытия рампы на большой скорости из мдк вылетела 36-тонная машина. Проехав метров 40–50 по асфальту, танк вдруг стал крутиться на месте, подымая глыбы асфальта. Поступила команда отбой, но пока дошла до экипажа, асфальт оказался испорченным. Офицеры были в восторге, если не учитывать настроение командира из-за испорченного асфальта. На следующий день нас выгрузили в районе Улиса. Меня удивило, что экипаж лично встретил полковник В.Чирков. Он спросил о самочувствии и причине задержки и сказал следовать за ним. Провел нас через Горностай по извилистым дорогам на Снеговую падь. Там, на открытой всем ветрам сопке, располагалась техника 106-го полка.

Управление соединения и наш 106-го пмп разместили в двух старых казармах. Поначалу в верхней казарме размещался штаб полка и столовая личного состава, а также управление дивизии. В нижнем (здание возле столовой) была казарма. Личный состав располагался на первом этаже. В правом крыле, на втором этаже, временно проживали офицеры. Там же, в канцелярии, жил наш командир 55-й дивизии полковник П. Шапранов с семьей. В последующем для офицеров выделили помещение под общежитие в школе младших авиаспециалистов, построили гостиницу барачного типа для офицеров, выделили квартиры на улице Сахалинской, ввели дом на улице Луговой. Одновременно строились казармы, штаб полка и соединения. Личный состав размещался в палатках. Служба была нелегкой, но интересной. Постоянные дежурства, тревоги, тренировки по посадке (высадке) на десантные корабли и погрузке (выгрузке) на транспорт, вождение машин днем и ночью. Но личный состав и офицеры стойко переносили все тяготы службы, никогда не жаловались на трудности, бытовые неурядицы, отсутствие жилья и даже нормального питания. Учитывая сложную обстановка на Дальнем Востоке, все было нацелено на повышение боеготовности, подготовку личного состава для действий в нестандартной боевой ситуации. Жители города Владивостока и Приморья с большим уважением относились к морским пехотинцам, видели в нас своих защитников. Бывая на учениях во многих районах края, теплые отношения жителей мы чувствовали всюду. Начиная с 1968 года, ни один парад во Владивостоке не проходил без участия морских пехотинцев. Интересно отметить, что мы находились в стадии формирования, но боевая учеба, учения, стрельбы, тренировки по взаимодействию с десантными кораблями проводились строго по плану. Уже весной 1968 года были проведены учения в районе города Артема и поселка Кневичи. Проводилась высадка десанта в районе поселка Зарубино, Клерка, Ольга, Владимира и других районах Приморского края. Поначалу основным местом посадки и высадки танкистов был район Сахалинской, потом бухты Горностай. Теперь на этом месте в районе Сахалинской красивый микрорайон. Кроме этого, матросы и офицеры принимали участие в строительстве Владивостокского укрепрайона.

Нашими командирами и постоянными наставниками были генерал-майоры П. Шапранов и В. Чирков, полковники Кудаев, А. Саватеев, Соловьев, Ф. Беляев, С. Маслов, подполковники В. Грачков, В. Кригер, офицеры Н. Климов, В. Мишин, В. Стеблина, В. Бух и многие другие. Большинство старшего поколения морских пехотинцев познало суровые годы войны. Это были настоящие офицеры, преданные присяге и воинскому долгу. Они учили нас Родину любить и добросовестно служить ей. Это прежде всего участники Великой Отечественной войны полковник Ф. Беляев, С. Маслов, подполковники В. Скафенко, И. Лютенко, капитан Н. Утрицкий и другие. С первых дней создания морской пехоты во Владивостоке у нас постоянными гостями был и командующий ТОФ адмирал Н. Амелько, член военного совета начальник полит-управления флота вице-адмирал М. Захаров, адмиралы Н. Смирнов, Э. Спиридонов, В. Сидоров и другие. Часто приезжал в дивизию и адмирал Флота Советского Союза С. Г. Горшков. Он любил и ценил морских пехотинцев, они отвечали ему взаимностью. Морские пехотинцы ТОФ принимали участие во всех проводимых крупных учениях, в том числе «Океан». Тогда полк и соединение посетил министр обороны, Маршал Советского Союза А. Гречко и начальник Главного политического управления СА и ВМФ А. Епишев. Беседовали они и с личным составом нашего батальона и роты, которой я командовал.

Потом началось несение боевой службы в Тихом и Индийском океанах. Морские пехотинцы ТОФ были во многих странах мира. Жители Вьетнама, Индии, Ирака, Ирана, Йемена, Сомали, Эфиопии, Шри-Ланки и других стран не раз приветствовали представителей великого Советского Союза. В последующем на смену первопроходцам приходили новые люди, командиры и начальники молодые, энергичные. Прошло много лет, но я с благодарностью вспоминаю службу под командованием офицеров: В. Ёдо, В. Юхимчука, Ю. Смирнова, В. Ханчасова, Н. Белоконева, Б. Васькова, В. Поликарпова. Они учили нас военному делу настоящим образом. Убежден, такую школу проходит и нынешнее поколение морских пехотинцев. Тот, кому выпала честь служить в морской пехоте, защищать интересы Отечества на воде и на берегу, носить флотскую тельняшку с черным беретом, тот не дрогнет, не предаст, не изменит. Так, было, так должно быть всегда. Я часто вспоминаю нашу нелегкую, но интересную службу в морской пехоте, товарищей и сослуживцев, которые участвовали в ее создании и становлении. Это, кроме названных, офицеры: Л. Березкин, Л. Второв, В. Максименко, Н. Кондратенко, А. Шалдеев, Г. Шемет, В. Острик, Ю. Бас, В. Елугачев, В. Мусикевич, В. Ротманов, В. Бандаренко. К сожалению, некоторых уже нет среди нас. Но память о них навсегда останется в наших сердцах. Морская пехота имеет славную героическую историю. Она с честью выполняла и выполняет свое предназначение по защите нашей земли от недругов России. В то же время никогда и нигде наша морская пехота не выполняла полицейские функции. Это повышает ее авторитет и уважение народа. Пройдут годы, столетия, но память о героических делах морских пехотинцев во славу Отечества будет жить в сердцах потомков.
Как поется в песне:
Враги не забудут,
Как били их всюду
Матросские наши полки,
Как грозной лавиной
С отвагой орлиной
В атаку идут моряки.

Так было, так должно быть всегда. Где мы, там – победа!

Ветеран морской пехоты Тихоокеанского флота В. А. Попович.

Другие статьи

При перепечатке или использовании редакционных материалов в электронных СМИ ссылка на «Морской пехотинец» обязательна.


Редакция не несет ответственности за содержание и достоверность информации в рекламных материалах.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с мнением авторов. Ответственность за достоверность опубликованных сведений несут авторы.

© Союз «Маринс Групп»

Разработка сайта

Почтовый адрес редакции:


129110, г. Москва, Суворовская пл., д. 2, Культурный центр ВС РФ им. М. В. Фрунзе, офис 316.

(495) 608-94-37, (495) 971-45-54

E-mail: redaktor@mpeh.ru

По вопросам размещения рекламы на сайте

морпехи | морская пехота | морские пехотинцы | союз маринс групп
Наши партнеры
Морская пехота России БГАРФ Боевое братство журнал Служба и служение